Skip to main content


«Сам брошу». Какая позиция зависимого больного и его близких стоит за этой фразой?

 

Автор - Солодовникова Оксана Владимировна (врач-психотерапевт)

Часто человек зависимый от алкоголя, наркотиков или игры убеждает своих близких родных в том, что он легко сам сможет отказаться от алкоголя, наркотиков или игры. В этой статье я опишу, почему в это верят близкие и сами зависимые. Почему же возникает в семье такое разделение на два лагеря: одни хотят, чтобы зависимый прекратил свои разрушительные на их взгляд, действия, а зависимый убеждает в том, что могут в любой момент остановиться.

Как правило, в семье непьющие родственники, стакиваясь с последствиями злоупотребления алкоголем, наркотиками или игрой близким человеком, начинают настаивать на прекращении «неправильного» поведения. С какими последствиями сталкиваются близкие?  Это может быть неадекватное, грубое, агрессивное поведение  в состоянии алкогольного опьянения. Или агрессивное поведение, влекущее различные виды насилия в отношении членов семьи или друзей. Или, например, это может быть тяжелое похмелье,  из-за которого пьющий не вышел на работу. Так же родственники бьют тревогу, если пьянки наносят какой-то  материальный ущерб семье, если зависимый совершает какие-то правонарушения или в состоянии алкогольного опьянение совершает физическое  насилие в отношении окружающих людей.  Также вопрос о принятии каких-то мер, о необходимости лечения поднимается тогда, когда зависимость прогрессирует и больной, например, уходит в запои. В этом же случае семье так же наноситься и моральный и материальный ущерб.

Близкие приводит много аргументов в пользу того, что надо принимать меры, что поведение больного разрушает его жизнь, но натыкаются на веский аргумент зависимого: «Я сам смогу бросить, если захочу…». Зависимый настолько убедителен в своих объяснениях и доказательствах, что близкие верят, в то, что он сам сможет остановиться.

Попробуем разобраться,  что же на самом деле происходит в семье зависимого?

 Почему зависимый от наркотиков, алкоголя ли игры утверждает и думает, что он сам сможет остановиться?

Во-первых, потому что сам зависимый не считает свое зависимое поведение проблемой. Находясь в своем привычном мире, на стадии как минимум психической зависимости от наркотиков, алкоголя или игры, он не считает, что что-то делает не так или не правильно. Например, в случае алкогольной зависимости человек говорит: «Ну, выпили после работы…», «Ну, посидели с друзьями», «Все выпивают, а мне, что нельзя?» Наркоман убеждает близких в том, что он употребляет чуть-чуть, как и все его окружение и ничего страшного в этом нет. Игрок считает, что в его увлечении игрой нет ничего страшного, многие играют, выигрыш приносит деньги…Родственники верят этим аргументам.  Как правило, механизмы психологической защиты срабатывают четко.

Во-вторых, при зависимости у людей, ставших игроками, алкоголиками, наркоманами сама зависимость не считается проблемой, тем более не рассматривается как болезнь.  Взгляд бытовой – это максимум вредная привычка, которую можно контролировать, от которой можно отказаться в любой момент.  Отсутствуют элементарные знания о стадиях развития зависимости, о критериях, по которым можно судить о развитии болезни. 

В-третьих, в общественном мнении укоренились своеобразные представления и образы того, кто такой зависимый больной. Например, алкоголик – это тот человек, который пьет каждый день (значит, если еще не каждый день, то проблемы нет). Например, наркоман – это тот, кто колется каждый день  (значит, тот, кто не колется – не наркоман). Например,  зависимый от игры – это тот, кто обязательно в казино спускает большие суммы денег (проигрывает мало и на автоматах, значит,  зависимости нет). Это лишь возможные варианты рассуждений на этот счет.

В-четвертых,  признать проблему с алкоголем, наркотиками и игрой – это часто означает то же, что признать вину, признать, что ты был не прав. А для зависимых – это сложно. В их семьях и семьях их родителей чаще всего присутствовала явная или скрытая борьба за власть. Борьба за власть – это выяснение отношений по принципу: «Кто прав, а кто виноват», это так же явные и скрытые манипуляции через обвинения и шантаж. Большинство зависимых будет отстаивать с пеной у рта свою позицию и никогда не согласятся признать наличие у себя проблемы – алкогольной, наркотической или игровой зависимости.

В-пятых,  собирается ли алкоголик, наркоман или игрок на самом деле бросать пить, употреблять наркотики или играть в азартные игры? В 90% случаев – нет. Тогда, когда он дает обещания, ему необходимо одно – чтобы его прекратили обвинять и отстали. И своими обещаниями он добивается этого. Но он уже получил доступ в иной мир, где другие ощущения, другая реальность. В этом мире нет проблем. В нем ты герой, звезда, успешный бизнесмен, миллионер, ты на вершине!  И ощущения при этом соответствующие – приятные. Пусть время, которое человек может проводить в этом мире, не длиться долго, но потребность получать доступ к этим ощущениям снова и снова слишком велика. В обычной, трезвой жизни этих ощущений нет. Если человек знает короткий путь в мир приятных ощущений и переживаний, если потребность в этих ощущениях велика, то рано или поздно он туда пойдет. И этот короткий путь – употребление наркотиков, алкоголя или проведения времени за азартной игрой. Уйти от проблем, начльника-самодура, требовательной жены. В мире алкоголя, наркотиков или игры хорошо, проблем не существует, а остальное потом.  Все, что описано – это так называемая психическая зависимость, всего лишь первый этап развития алкоголизма, наркомании или зависимости от азартных игр. Психическая зависимость обладает колоссальной силой, не контролируется, она сильнее зависимого. Но именно о ней, о первой стадии алкогольной зависимости мало кто знает. Поэтому близкие так верят в то, что зависимый «бросит сам.

Почему близкие верят в то, что больной бросит пить сам?

Во-первых, мало кто из родственников обращает внимание на первые признаки зависимости.  Срабатывают все те же механизмы психологической защиты: «Ну, выпил сегодня немного», «Все пьют» и так далее в том же духе. Мало обращают внимание, а точнее закрывают глаза на то, что человек все чаще и все  в больших количествах употребляет алкоголь или играет, что его поведение меняется, что он уже не может выпить чуть-чуть. Развитие психической зависимость – это период, когда человек хочет получать удовольствие,  и он его находит  в алкоголе, наркотиках или игре. Но затем мотив меняется:  употребляются химические вещества не для удовольствия, а для того, чтобы избежать дискомфорта (скуки, тревоги, тоски, депрессии). На начальных этапах близкие зависимого больного не подозревают о развитии болезни, хотя иногда просто не хотят видеть, что происходит.

Во-вторых, среди близких зависимого больного есть люди, ведущие трезвый образ жизни. У них никогда не было тяги к алкоголю, наркотикам или игре. Поэтому им не понятно тяга зависимого больного. Поэтому они тягу к алкоголю, игре рассматривают как некую вредную привычку, от которой можно легко отказаться. И они верят в то, что это можно сделать в любой момент, так как считают, что для зависимого близкого не пить так же легко как и для них.

В-третьих, долго близкие зависимого больного, считают, что алкоголик (наркоман, игрок) – это их сосед, родственник родственника, школьный друг, но не их близкий человек. Они так и говорят: «Он не алкоголик, просто у него не получается остановиться». Тут срабатывают те же механизмы психологической защиты и отсутствие знаний о развитии зависимости. Знаний нет не только о развитии зависимости, но и о тех процессах, которые происходят в семейных отношениях. Нет представления о том, что в их семье, как и в их родительских семьях созависимые отношения. Нет знаний о том, как созависимость  близких, ведущих трезвый образ жизни поддерживает развитие зависимости в семье.

В-четвертых, признать, что у близкого человека сформировалась зависимость – алкоголизм, наркомания, игровая зависимость – это означает толкнуться с чем-то тяжелым для себя.  Иногда родные понимают, что у их близкого человека зависимость только услышав аргументы врача. Признание проблемы для близких – это переживание неприятных чувств: вины, стыда, разочарования, обиды. Признать проблему – это еще означает увидеть свои отношения в семье в ином свете. Как с этим дальше жить? В голове вертятся одни и те же мысли: «Может врач не прав?», «Может, сможет сам бросить?». Иногда близкие, увидев проблему зависимости,  понимают, что долгие годы жили в иллюзиях. Начинается поиск причины случившегося то в зависимом больном, то в себе, то в его (ее) родителях, то в плохой наследственности. Но еще тяжелее близким признать наличие созависимости в своей семье. В себе, в партнере, в родителях, признать черты созависимости. Мало кто из  близких зависимого  больного решается на этот шаг.

В-пятых, а зачем близкому зависимого больного признавать наличие зависимости в семье? Может лучше продолжать делать вид, что ничего не происходит? Иногда так и поступают, особенно если моральный или материальный ущерб от пьянства минимален. Если последствия для семьи значительны, то проблема больше признается для того, чтобы было на кого переводить стрелки. Мол, он пьет, или потребляет наркотики, или играет, значит, он во всем происходящем и виноват. То есть, проблема признается только для того, чтобы переложить ответственность за отношения, за свои эмоции, за то, что происходит в семье на зависимого человека. Стоит ли признавать у себя наличие черт созависимости? Зачем? Ведь так хорошо ответственность за проблемы перекладывать на пьющего. А самим оставаться идеальными в собственных глазах. Конечно,  ситуации в каждой семье индивидуальны, так  же как и индивидуальны внутренние неосознаваемые причины зависимости и созависимости в семье.

К чему приводит отрицание проблемы?

Если на этот вопрос ответить коротко, то отрицание проблемы приведет к прогрессированию созависимости и зависимости в семье. Развитие и прогрессирование зависимости и созависимости в семье протекают параллельно. Одно можно сказать однозначно, если прогрессирует  зависимость, то и созависимость тоже развивается. Кроме этого, проблемы зависимости и созависимости наследуют дети, живущие в такой семье. Задачи, не решаемые родителями,  дальше несут их дети. Дети в семьях, где есть больной зависимостью, являются созависимыми. В той или иной степени у них выражены черты созависимости. И кто-то из детей,  повзрослев,  сделает шаг в сторону зависимости, а кто-то выберет в партнеры человека, склонного к зависимости. Поэтому многие ситуации в семейных отношениях повторяться из поколения в поколение.

Есть ли путь, выход для освобождения от зависимости и созависимости?

Выход есть, но это путь, но который необходимо время, а не волшебная кнопка, которую так ищут у зависимого больного родственники. Кнопку нажал,  и проблемы нет. Такого не существует. Путь от иллюзии «Я сам брошу» до выздоровления (ремиссии) от зависимости и освобождения от созависимости длиться не одну неделю и не один месяц. На это требуешься время, желание и терпение.  Но обычно годами и десятилетиями созависимые обвиняют зависимых, зависимые созависимых. Чаще всего, когда речь идет о зависимом от алкоголя, или наркотиков, или игры и нежелающем лечиться ребенке, иногда  некоторые родители все-таки делают шаг в сторону помощи для избавления от созависимости.

 

Подробнее в бесплатном аудиокурсе "Жизнь в паутине или путь к свободе?"

Подробнее на индивидуальном тренинге в записи здесь "Путь к себе. Как сделать 10 шагов к свободе  в отношениях?"

Подробнее на индивидуальном  тренинге с сопровождением по е-мейлу и скайпу 
"Путь к себе. Как сделать 10 шагов к свободе в  отношениях?"

Если вам понравился  материал на моем сайте, пожалуйста нажмите на кнопку социальных сетей, чтобы  о нем узнали другие люди.
Я буду вам благодарна! Спасибо!

 

 

 
 

 

 

Premium Drupal Themes by Adaptivethemes